Эрмитаж


Опьяняюще крепкий, с сильным запоминающимся запахом виноград Viognier — главная специализация еще меньшего по размерам апелласьона Condrieu, с которым виноградники Cоte-Rоtie соединяются в том месте, где сланец и слюда уступают место граниту.

Среди ведущих производителей классического Condrieu следует назвать Жоржа Берне (George Vernay), которому принадлежит Coteau du Vernon, Пьера Дюмазе (Pierre Dumazet), Андре Перре (Andre Perret) и Гигаля, который сегодня разливает вино класса люкс La Doriane из винограда, выращенного в Cote Chatillon и Colombier. К числу более молодых, но не менее честолюбивых производителей, продолжающих эксперименты с виноградом позднего сбора и с различными дубовыми бочками, следует отнести Ива Киерона (Yves Cuilleron), Ива Ганглоффа (Yves Gangloff), Робера Ниеро (Robert Niero) и Франсуа Виллара (Francois Villard). Апелласьон Condrieu вырос с 12 га в 1960-х гг. до 98 га к концу столетия. На новых, надежно защищенных от холодного северного ветра участках хорошо растет лоза сорта Viognier. Наиболее удачно расположенные виноградники Condrieu — Coteau de Chery Chanson, Cote Bonnette и Les Eguets — находятся на рыхлых почвах с богатым слюдой верхним слоем.

Теоретически, самым лучшим производителем сорта Viognier считают виноградник Chateau Grillet — амфитеатр размером 3,8 га, удостоенный статуса апелласьона, который скорее отражает уровень цен, чем качество. Для перечисленных вин характерно сочетание высокого содержания спирта с несколько навязчивым, но тонким ароматом. Это одни из немногих белых вин, за которые платят баснословные деньги. Пить их следует молодыми.

Карта не ошибается — знаменитый холм Эрмитаж (Hermitage) действительно совсем невелик! В отличие от северных апелласьонов, расширение его территорий запрещено давним постановлением. Рона, главная артерия Франции, соединяющая север с югом, вместе с проложенными по ее берегам шоссейными и железными дорогами занимает все пространство у подножья xoлмa. Виноградники на его узких террасах любуются великолепным видом раскинувшегося по берегам реки города Tain (см. фото).

Склоны холма, которым у самой Рона заканчивается Центральный массив, представляют собой террасы на гранитном основании площадью в 134 га. Более пологие, чем в Cote Rotie, они все же достаточно круты для механизированной обработки виноградников. Из года в год виноградарям приходится преодолевать разрушительные последствия эрозии. Верхний слой почвы, легко смываемый сильными дождями, в центральном и западном секторах состоит преимущественно из известняка и кремня, подверженного выветриванию.

Сто лет назад эти впечатляющие climat на склонах холма славились, как и виноградники Chateau Lafite и Romanee-Conti славились лучшими в мире красными винами. В XIX в. виноторговец Жюльен (A Jullien) в соответствии с «заслугами» распределил их в следующем порядке: Meal, Grefieux, Beaume, Raucoule, Muret, Guoigniere, Bessas, Burges и Lauds. Изменилось написание названий, но climat остались на месте, и, хотя Hermitage обычно (но, возможно, только в идеале) представляет собой смесь вин с нескольких виноградников, их названия все чаще появляются на винных этикетках — по мере того, как производителями и потребителями овладевает стремление оценить индивидуальность каждого climat.

Наилегчайшие, ароматные красные вина из винограда Syrah рождаются на виноградниках Beaumes, Les Diognieres и L’Hermite, расположенных за маленькой часовней на вершине холма, в честь которой вино от Jaboulet и получило свое название — Hermitage, то есть скит, убежище отшельника. L’Hermite — это участок, где растет старая лоза, из которой Шапутье (Chapoutier) делает концентрированное вино Pavilion Ermitage (используя старое написание на этикетке). Более терпкие и сложные вина приходят с виноградников Peleat, Les Rocoules, Les Greffleux, основным собственником которых является Chapoutier. Le Meal и оба виноградника Les Bessards дают долгоживущие вина с высоким содержанием танинов.

Кто-то назвал вино Hermitage «мужским», и это определение будто прилипло к нему (похоже, что вину Cote Rotie, которое по этой логике должно быть отнесено к женскому полу, пришлось в последние годы пройти курс тестостерона). Hermitage, в прошлом входивший в состав купажа для красных вин Bordeaux, по своим свойствам близок к порт-вейну, в который еще не добавили бревди. Он также дает осадок на стенках бутылки (и нуждается в декантации) и созревает в течение многих лет, в конце концов достигая совершенного вкуса и букета.

Молодой Hermitage хорошего урожая — вино закрытое и танинное, как и любое красное вино в молодости. Но ничто не может лишить его богатейшего аромата и такого многообразия фруктовых оттенков, что бокал кажется для них тесным. С годами его ударная сила не слабеет, но юношеский напор уступает место величию истинной зрелости.

Эрмитаж

Знаменитая часовня на холме Эрмитаж недавно была отреставрирована. С высоты своего гранитного постамента она смотрит на самые лучшие виноградники и на Рону, на берегах которой, вокруг Tain I’Hermitage и его брата-близнеца Tournon по ту сторону реки, выросла индустриальная зона.

Эрмитаж

Вина, которые производят под апелласьоном Hermitage,бывают красными, сладкими белыми vin de paille и белыми сухими, как Chante-Alouette от Chapoutier. Красная этикетка принадлежит вину Ermitage Cuvee Cathelin от Chave, его делают в годы исключительно хороших урожаев.

Эрмитаж

Эрмитаж

В отличие от апелласьонов Condrieu и Cote Rotie в северном секторе, Эрмитаж продолжает оставаться в центре внимания. Практически вся земля здесь занята виноградной лозой, и возможности расширить виноградники практически не осталось. Ведущие производители апелласьона — Сhаve, обосновавшийся за рекой Mauves, и крупнейшие торговые дома Chapoutier и Jaboulet, а также компания Delas.

Но желающие пополнить ряды энтузиастов, стремящихся производить и разливать в бутылки вино из выращенного своими руками винограда, а не продавать его кооперативам, могут использовать еще один шанс. Как почти у всех великих вин, у Hermitage есть своя «тень». Crozes-Hermitage имеет такое же отношение к Grand Cru, какое деревня Gevrey-Chambertin — к Le Chambertin. Crozes, деревня по другую сторону холма, дала свое имя апелласьону площадью 100 га, который тянется на 16 км к северу и югу от Tain и холма Эрмитаж. На карте он показан частично.

Еще недавно только одно из вин Crozes, которое Domaine de Thalabert Поля Жабуле (Paul Jaboulet) производил на самом успешном винограднике этого апелласьона немного севернее Beaumont Моп-teux, удостаивалось сравнения с Hermitage. Все остальные были просто жалкой имитацией. Тем не менее сегодня на наш суд предлагаются вина двух стилей — одно со вкусом едва спелой черной смородины, которое надо пить молодым, и второе — в целом повторяющее свойства Hermitage и пригодное для долгой, вплоть до 10 лет, выдержки.

В авангарде новой волны — Alain Graillot, Albert Belle, Domain Pochon и Domaine du Colombier. Однако к делу приложили руку и новые негоцианты, например Tardieu Laurent и кооператив Tain, которые внесли немалый вклад в получение ряда очень удачных вин.

Некоторые из вин Crozes-Hermitage белые, ведь холм с давних пор славился своими белыми винами из сортов Roussanne и, особенно, Marsanne, да и сегодня из этого винограда делают четверть всех вин Эрмитажа. Жюльен в свое время назвал Raucoule лучшим виноградником Эрмитажа, но он и сегодня славится ароматом своих вин. Самое известное имя в наши дни — Chante-Alouette. Помимо того, что так называется виноградник (хотя и не тот, что указан под этим именем на картах Эрмитажа), это еще и торговая марка Chapoutier и очень интересное вино, которое часто недооценивают. Золотистое, сухое, полное тонкого орехового вкуса, оно, как и красный Hermitage, должно выдерживаться не менее 10 лет.

Недавно Chave и Chapoutier воскресили к новой жизни еще одно белое вино. Чрезвычайно сладкое vin de paitte («соломенное вино») делают в очень маленьких количествах из винограда, который подсушивают на соломе в течение нескольких месяцев.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезды (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...