Виноделие в Южной Африке


Самая прекрасная винодельческая страна в мире — это, безусловно, Южная Африка. Голубоватые нагромождения песчаника и изъеденного ветром гранита Столовой горы поднимаются над ярко-зелеными пастбищами с пятнами ослепительно белых фасадов старинных бурских усадеб. Картина может показаться райской, но в этой вызывающей зависть местности существует слишком много проблем. Впрочем, наступит день, когда она заработает славу поистине райского места.

Многие сорта винограда превосходно себя чувствуют в практически идеальном средиземноморском климате. Здесь несколько прохладней, чем могло бы быть в этих широтах, — из-за холодного, антарктического течения Benguela, которое омывает западное побережье Атлантики. Основные осадки выпадают в зимние месяцы, но их количество существенно варьируется в разных частях Капской провинции. Западные ветры, преобладающие в зимний период, смягчают климат. Чем дальше на юг и запад и ближе к морю, тем больше прохлады и влаги. По обеим сторонам горных хребтов Drakenstein, Hottentots Holland и Lange-berg могут идти постоянные дожди, а на расстоянии в несколько миль уровень осадков падает до 200 мм в год. Кроме того, горы играют роль «воронки» для знаменитых мощных юго-восточных ветров, которые способны уберечь от гнили и милдью, но могут побить молодые лозы.

В Южной Африке гораздо больше виноградников, чем в Австралии, хотя в конце XX в. разрыв между ними начал быстро сокращаться. Но только часть южно-африканского урожая превращается в вино (в 1999 г она составляла менее 67%), остальное же — низкосортный материал, который перерабатывают в дистиллят или концентрат виноградного сока (Южная Африка — самый крупный в мире производитель концентрата). Таковы последствия удушающего режима, который управлял винной промышленностью Южной Африки на протяжении почти всего XX в. В XIX в. экспорт вина из Южной Африки в целом и Капской провинции в частности процветал, но филлоксера, англо-бурская война и крах чрезвычайно важного для капских вин британского рынка стали тяжелым испытанием для фермеров-виноделов. В конце концов ситуация улучшилась благодаря созданию в 1918 г. KWV — огромного объединения виноградарских кооперативов, призванного поддерживать рынок и контролировать цены на все, что производится на виноградниках Южной Африки, независимо от качества.

Таким образом, виноделие Южной Африки, в отличие от любой другой страны Нового Света, в огромной степени опирается на кооперативы. Около 4500 фермеров обрабатывают 100000 га виноградников, и большинство из них сдает свой урожай в один из 70 кооперативов. Их размеры и слабость местной валюты позволяют производить приличное вино по приемлемым ценам, о чем супермаркеты северной Европы осведомлены очень хорошо.

На другом конце шкалы находятся 90 с лишнем винодельческих поместий, выращивающих и перерабатывающих собственный виноград. Остальные 180 производителей вина (зачастую оно ничуть не хуже) не имеют статуса поместья. Важную роль играет группа оптовых торговцев, которые также самостоятельно бутилируют продукцию.

До 1992 г. KWV применяла систему квот, которая подавляла любые попытки разбить новые виноградники. В результате ряд регионов, даже те, чей прохладный климат как нельзя лучше подходил для производства вин лучшего качества, остались неосвоенными. Но самая болезненная проблема заключалась в том, что хороших лоз отчаянно не хватало.

До недавнего времени абсурдная карантинная система делала их ввоз практически невозможным. Долгое время на виноградниках господствовал исключительно хорошо адаптирующийся Chenin Blanc, а также небольшое количество хересного сорта Palomino, черного Cinsault (в Южной Африке — Cinsaut) и Sultana. Встречались также Semillon с Riesling, Cabernet Sauvignon, Pinot Noir и Syrah (здесь его чаще называют Shiraz). Chardonnay, Sauvignon Blanc и Merlot практически не высаживали. Более того, все южно-африканские лозы были либо некачественными клонами, либо заражены вирусом.

Сегодня положение меняется. Появляются совершенно новые винодельческие районы, а на виноградниках быстро переходят от белых к модным темным сортам, даже несмотря на все еще существующий дефицит и вирусы, которые до сих пор остаются проблемой. Chenin, который в Южной Африке по традиции называют Steen, — все еще самый распространенный сорт, но если в середине 1980-х он занимал 32% всех площадей, то в конце столетия — немногим более 20%. За этот же период территории, засаженные Cabernet Sauvignon, расширились с 2300 до 6700 га, а доля Cabernet, достаточно здорового, чтобы досгичь полной зрелости, возросла. Более активно стали высаживать Merlot и Shiraz (каждый из которых может быть роскошным).

Pinotage, собственный виноград Южной Африки и второй по распространенности черный сорт, является результатом скрещивания в 1920-х гг. Cinsaut, который тогда был известен как Hermitage, с Pinot Noir. Подобно Shiraz в Австралии, Zinfandel в Калифорнии и Malbec в Аргентине, его когда-то отвергли, но сейчас ценят как местное сокровище. Как только виноделы в начале 1990-х научились сохранять его фруктовый букет, он стал исключительно популярным: и молодым, как ответ на божоле, и после длительной выдержки в дубовых бочках (тем не менее с хорошим телом и послевкусием).

В 1973 г. правительство Южной Африки, стремясь получить международное признание, ввело сложную систему контроля (Control for Wines of Origin), соответствующую требованиям Европейского Союза. Она расставила по ранжиру регионы, районы, местности. Не все они совпадают с географическими названиями, наиболее часто встречающимися на этикетках; самые важные обозначены на карте. Темп винодельческих открытий таков, что следует ожидать появления множества новых районов.

Исторически самый известный брэнд Южной Африки — это легендарная Constantia, признанная в конце XVIu в. одним из самых великих десертных вин в мире. Первый виноградник был посажен вторым губернатором Капской провинции Саймоном ван дер Отелом (Simon van der Stel), который также дал свое имя Stellenbosch — центру современной винодельческой промышленности района.

Преимущество Constantia, расположенной на восточных склонах Столовой горы, — исключительно мягкий климат с обильными дождями и прохладными бризами залива False, слабая сторона — непосредственная близость Кейптауна. Те винодельни, которые могут себе позволить такую роскошь, делают очень хороший Sauvignon Blanc. Новые виноградники тянутся на юг полуострова.

Виноделие в Южной Африке

Klein Constanta’s Vm de Constance — это попытка повторить самое известное южно-африканское вино, a Die Krans’ Muscadel из Calitzdorp — типичный пример удивительно слад — ких, сильных, концентрированных десертных вин, которые могут давать самые жаркие виноградники Южной Африки.

Виноделие в Южной Африке

Как и многе южно-африканские производители, Buitenverwachting в Constantia прославился не только своими винами, но и рестораном. В этом довольно прохладном и влажном районе орошение обычно не требуется.

Морской воздух Атлантики дает шанс и другим виноделам, в основном кооперативам из Durbanville, Swartland, Piketberg и расположенного на севере региона Olifants River, производить свежие столовые вина. До недавних пор западное побережье считалось не самым подходящим для этого местом, но в наше время Sauvignon Blanc прекрасно себя чувствует в Groenekloof возле Darling, a Pinotage — в отдельных уголках неорошаемых фермерских хозяйств Swartland.

Дальше на севере кооператив Vredendal продемонстрировал, что в низких широтах не обязательно производят вина низкого качества. Большинство свежих Chenin и Colombard, показавших, что Южная Африка, пожалуй, является лучшим в мире источником белых вин по соотношению цены и качества, сделаны в Olifants River Valley. Регион Orange River, расположенный за пределами карты на севере, — один из самых засушливых, и виноделие там напрямую зависит от орошения.

Летние температуры на огромном пространстве протянувшегося на восток заросшего кустарником внутреннего района Little Karoo так высоки, что крепленые вина, производство которых стало возможно только благодаря орошению, являются такой же типичной местной чертой, как красные столовые вина и страусы — источник мяса и перьев. Производители портвейна пристально следят за развитием этого района.

Несколько ближе к мягкому влиянию Атлантики находится регион Worcester (хотя без орошения там все равно не обойтись), в котором производят больше винограда, чем в любом другом. Значительная его часть превращается в бренди, но, кроме того, в продажу поступают красные и белые вина хорошего качества.

Если и существует за пределами Саре район, в котором есть целая группа поместий и кооперативов с прочной репутацией достойных производителей, то это Robertson, расположенный в долине реки Breede, текущей к Индийскому океану. Добавьте еще значительные залежи известняка, и перед вами законченная картина района, где одинаково хорошо удаются как красные, гак и белые вина.

Самым значительным потенциалом обладают южные районы. Overberg, не включенный в официальную классификацию в 1970-х гг., сегодня может гордиться своими элегантными винами, что нетипично для основных южно-африканских марок.

Тим Гамильтон Расселл (Tim Hamilton Russell) был пионером виноделия Walker Bay в окрестностях Hermanus. Он показал, что наступит день, когда Южная Африка начнет производить серьезные Pinot Noir. Но уже сейчас обращают на себя внимание пряные белые вина из района Elgin’s Apple, виноградников во внутренних районах Cape Agulhas и далеко на востоке в Ruiterbosch, который также известен как Mossel Bay.

Однако нет сомнения, что самый важный эволюционный шаг, сделанный Южной Африкой, — социальный. KWV была расформирована и лишена своих руководящих функций. Такие названия на этикетках, как Spice Route, Helderkruin и более эмоциональные Freedom Road, New Beginnings, Thandi, Winds of Change свидетельствуют о начале новой эры для южно-африканского вина. Нетерпение вполне понятно.

Виноделие в Южной Африке


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезды (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...